Пятница, 19.01.2018, 11:43
Приветствую Вас, Гость
Главная » Стихи о дружбе

Стихи о дружбе

« 1 2 ... 5 6 7 8 »
Ты живешь от весны до весны,
Подгоняя и время, и годы.
Я живу от письма до письма,
Торопя вечера и восходы.

Ты живешь от вершин до вершин -
В ликованье проходят мгновенья.
Я живу от строки до строки,
Устремляясь в эфир вдохновенья.

Пусть кому-то немало дано,
Пусть кому-то досталось немного,
Неизведанны в жизни дороги,
По которым пройти суждено.
Ты любишь дождь и утренний рассвет.
И в этом мы с тобой чуть-чуть похожи.
И босиком по сложной смене лет
Ты, не боясь преград, шагаешь тоже.

Ты много видел. От души любил...
И, как у всех, есть право на ошибку.
И наверняка плоды вкусил
Что были под запретом, но с улыбкой.

Твоя душа полна стремленьем жить.
И обязательно найдешь свою дорогу.
Ты обязательно счастливым должен быть!
Пусть утихают беды понемногу...

В тебе так много звонкой доброты...
В тебе так много нежности, вниманья
И так же много детской чистоты,
Которая за гранью пониманья.

Ты - человек, которому всегда
Отдашь без сожаленья свои мысли.
И пусть с небес холодная вода,
И пусть меняются года, недели, числа...

Ты будь счастливым. К этому иди...
Ведь всё на свете этого лишь стоит.
У тебя так много впереди!
А жизнь всё за тебя сама достроит!
Мой непрощённый друг,
Ты так долго скрывался в тени,
Что уж пусто стало вокруг.
Ты меня в пустоте догони.
Посидим на последнем закате -
Посидим, старый друг, помолчим.
Встретим смерти пустые объятья,
Вместе с ней о тебе погрустим.
Ну а после уже бесполезно
Этот воздух последний вдыхать.
Мы уйдём этой ночью неспешно,
Будем рядом под солнцем лежать…
Мой непрощённый друг.
Наша юность – последняя парта
В самом дальнем, камчатском углу
И девчонка, которой без фарта
Мы когда-то сказали «люблю»…

Наша зрелость – по сыну и дочке
С соответственной разницей лет.
Ну, а я в позапрошлом годочке,
Получил уже звание - «дед».

Всё быстрее торопится время,
Год этапом протопал свой путь.
И под колким дыханьем борея
И давление выше и пульс.

Но когда жизнь нам выдаст плацкарту
Ехать в старости серую мглу,
Мы сбежим на последнюю парту
В нашем дальнем, камчатском углу…
Век торопится.
Время крутых скоростей
и секретного слова при входе.
В воскресенье опять ожидаем гостей –
выходной для собраний пригоден.

Это наши друзья.
Мы за рюмкой вина
ненадолго мгновенье задержим.
Мол, такая страна, мол, не наша вина –
перемены, а люди всё те же.

Чуть запальчиво спорим, немного острим,
обнимаем друг друга за плечи,
А рождённый давно дружелюбный Гольфстрим
согревает и стены, и речи.

«
– Ну, его я знаю лично:
Тонок… с дамами – джигит.
– Но еврею неприлично
Называться Яша Хид!

– Конечно, чист! И ради чудного мгновенья –
давайте выпьем, наливай-ка, раз-два-три –
я временами совершаю омовенья
и даже спиртом протираюсь изнутри.

– Поэзия?! Куда, скажите люди,
с собой тащить нехитрый этот скарб?
– И наплевать на бронзы многопудье –
едино: снять ли клип ли, снять ли скальп!
»

Так сидим мы, и вечер, разинувши рот,
нам внимает, мечты искажая,
благо время даёт рассказать анекдот,
за который пока не сажают…
Несут нам мудрость сквозь года
былые времена.
Заметить надо, не всегда
пословица верна.

Мы ищем истину вокруг
под кровом темноты -
вот ты скажи мне, кто твой друг,
и я скажу, кто ты.

О них поведав без затей,
ты ловко отвечал:
всё рассказал мне про друзей,
а про себя молчал.

Хоть правды нет в словах твоих,
но это не беда.
Ведь приукрашивать "своих”
стараются всегда.

Хочу узнать, кто есть ты сам -
на тьму не пролит свет,
и я иду к твоим друзьям,
чтобы найти ответ.

Но в убежденье правоты,
они наврут сто врак...
Так я скажу тебе, кто ты,
коль скажешь, кто твой враг!..

Но если даже назовёшь
ты мне своих врагов, -
их злость выплёскивает ложь
потоком гневных слов.

У них я правды не найду,
надеяться смешно;
к твоим врагам я не пойду,
и это решено.

Где правда? слушать мне кого?
и как вести себя?
Ведь я всё так же ничего
не знаю про тебя.

Так будет чьих-то мнений дым,
мне на пути вставать...
Придётся способом другим
тебя мне узнавать.

Придётся остальных забыть,
за ложь их не виня,
и твёрдо самому решить,
кем будешь для меня.
Я с другом пилил любое бревно
Хорошей двуручной пилой.
А после работы мы пили вино,
Друг к другу ходили - домой.

Но каждый из нас однажды купил
Надежную "Дружбу" - пилу!
Давненько вина я с ним вместе не пил,
А "Дружба" - пылится в углу...
Бесовщина! Дьявольский капкан! -
Чересчур на мистику похоже:
Мы за дружбу подняли стакан,
А потом, друг другу мяли рожи.

И не маргиналы-алкаши! -
Интеллектуалы-менестрели.
Выпивали скромненько, в тиши.
Так чего же не предусмотрели?

Не прошёл без вывода урок,
И теперь, всегда берём в нагрузку
Тривиальный плавленый сырок
Под названьем "Дружба".
На закуску.
Бог удружил, подкинул друга.
Его я помню с первых дней.
Он мне милее, чем супруга,
Нет для меня души родней.

Не разлучат нас ни подружки,
Ни злой язык, ни табачок.
Хоть лей водой, стреляй из пушки.
Мы с ним как Пух и Пятачок.

Он словно брат. Нет! Лучше брата!
Пусть я нечёсан и небрит,
Но друг - тактичней дипломата:
Не пристыдит, не укорит.

Пусть не пожму я другу руку,
И разговор наш - монолог.
Но разогнать тоску и скуку,
Как он, никто еще не смог.

Я вам признаюсь по секрету
(Но чур, о сказанном - молчок!):
У друга документов нету,
Он лишь Джунгарский хомячок.

Мы дружно с ним надуем щеки,
Насупясь гордо на весь свет:
Один - на критиков упреки,
Другой - на зерновой обед…
Привет, дорогая подруга моя!
Ты что-то не пишешь мне писем.
Другой бы назвал это свинством – но я
От низменных чувств не зависим.

Я всё извиняю, ничуть не сужу,
Мне злобу копить неохота.
Я все-таки несколько сверху гляжу
На всей твоей жизни болото.

Я часто грущу о прекрасной поре –
О детских годах без печали.
Ты помнишь – тогда, в нашем старом дворе
Нам мамы дружить запрещали.

Но что нам запрет? Заповедной тропой
Я вновь устремлялся к подружке.
Мы шлепали вместе по лужам с тобой
И ели из общей кормушки.

Шли годы. На поиски Зла и Добра
Порывом влеком благородным,
Примкнул я, навек улетев со двора,
К подобным себе, но свободным.

Я знаю, что скоро у вас Рождество,
Готовится стол небывалый.
Ты всем передай: дескать, я на него
Уже не успею, пожалуй.

Мерцают мне звезды сквозь сумрак и мглу,
Зовут меня дали иные.
Я буду грустить, если в праздник к столу
Свиные сойдут отбивные...

Пора мне в дорогу. Сейчас разбегусь –
И взмою в седой небосклон я!
Пиши, если сможешь.
Твой преданный Гусь.
Прощай, дорогая Хавронья!